Голкипер. Революционер. Маэстро без эпохи

20 марта 2020 года умер Амадео Рауль Каррисо. Увы, но для большинства наших болельщиков его имя ничего не скажет, но роль и значение этого человека для развития футбола трудно переоценить.

Амадео — настоящий футбольный революционер. Он устанавливал свои правила игры, ломал стереотипы и повлиял на развитие футбола, как такового.

Неофициальное звание «легенды Ривер Плейт» для Каррисо мелковато. Он заслуживает куда большего. Сегодня мы вспоминаем путь культового аргентинского голкипера, дожившего до 93-х лет.

***

Футбол для уроженца маленького городка Руфино (провинция Санта-Фе) очень быстро стал главным увлечением в жизни. В те годы мало кто понимал перспективы развития профессионального футбола, особенно с учетом бушевавшей Второй мировой войны.

Но Каррисо твердо решил стать только футболистом и отправился в Буэнос-Айрес (история его появления в цитатах после основного материала), где его вратарские задатки пришлись ко двору в Ривер Плейт. Уже в 19 лет он дебютировал в первой команде — это был удивительный случай. Дело в том, что тогда Ривер уже был грандом местого футбола, от которого требовали только побед.

Примерно в тоже самое время с Амадео за Ривер Плейт дебютировал Альфредо Ди Стефано. Спустя три года будущая легенда мирового футбола отправился на заработки в Колумбию, откуда перебрался в Реал. Выступления Ди Стефано в Европе сделали из него фигуру мирового масштаба, а вот Каррисо пришлось ждать признания гораздо дольше.

Голкипер-новичок Ривер Плейт очень быстро (по вратарским меркам) подобрался к основному составу. Пару лет за дубль, и он уже в первой команде. В игре Амадео преобладали новаторские нотки, которые пришлись по душе в клубе.

фото elgrafico.com.ar

Ривер Плейт взял два титула в 40-е (формально, Каррисо к ним не имел отношения), а спустя 5 лет после появления Амадео в составе, золотые времена знаменитой «Машины» 40-х продолжились.

Миллионеры штамповали чемпионские титулы, а Амадео Каррисо устанавливал свои правила игры.

— Каррисо стал первым голкипером в Южной Америке, который играл в перчатках;

— Амадео на тот момент был единственным голкипером мирового футбола, который активно подстраховывал защитников и часто выбегал за пределы штрафной, чтобы прервать атаку соперника;

— Каррисо первым среди вратарей стал искать партнеров у штрафной соперника длинными передачами — как во время позиционной атаки, так и со штрафных (со своей половины поля);

— Голкипер Ривер Плейт максимально быстро вводил мяч в игру рукой, чтобы начать контратаку команды, пока соперник и не думал возвращаться в оборону;

Это сейчас подобные вещи кажутся нам обыденными, но в те времена стиль игры Амадео Каррисо считался и революционным, и сомнительным одновременно. Все голкиперы того времени предпочитали пассивное поведение, которое предусматривало действия в ограниченном пространстве.

Эффектная манеры игры Амадео, его прыжки за мячом и забеги за штрафную восхищали и пугали болельщиков Ривер Плейт. Его обожали, фанаты называли Каррисо Тарзаном и в буквальном смысле носили на руках.

В 1957-м году Ривер Плейт взял очередной чемпионский титул, но в воздухе уже пахло неприятностями. Финансовая ситуация в клубе ухудшалась, ведущие игроки искали варианты постабильнее, а приобрести кого-то серьезного не представлялось возможности. Нет, Ривер не сдал позиции кардинально, но класса игроков не хватало для победы в чемпионате в последующие 17 (!) лет.

Каррисо мог перебраться в более денежный клуб, но оставался верен Риверу еще очень долго. В возрасте 40-ка лет он побил национальный рекорд по количеству минут без пропущенных мячей. В 41 год — снова побил (уже свой рекорд). Казалось, что Амадео будет играть вечно…

Амадео покинул Монументаль в возрасте 42-х лет. Он сыграл 1 матч в Перу за Альянс Лиму, а в 44 отправился в Колумбию, в тамошний Мильонарес. Тот самый Мильонарес, в который в 49-м перебрался его партнер по команде Альфредо Ди Стефано.

Каррисо играл на профессиональном уровне до 44-х лет. Свою карьеру он завершил выигрышем чемпионского титула в Колумбии, прибавив его к 7-ми чемпионствам за Ривер Плейт (5 в качестве основного вратаря).

Но многочисленные титулы Каррисо — не главное в его карьере. Главное — это влияние, которое он оказал на развитие мирового футбола. Уго Гатти, Хосе Луис Чилаверт, Серхио Гойкоэчеа, Рене Игита, Роберто Аббондансьери и многие другие южноамериканские голкиперы строили свою игру (или отдельные ее элементы) по примеру Амадео.

Каррисо оставил после себя настоящее футбольное наследие: свой стиль игры, который когда-то считался революционным, а потом получил многочисленных последователей.

Амадео Каррисо стал первым вратарским El Loco, сумасшедшим, который изменил футбольный мир. «Маэстро без эпохи»* — наверно, лучшая фраза про Амадео, которую можно себе представить.

* — так его прозвал аргентинский журнал El Grafico

***

«Почему я играл до 44-х? Да потому, что у меня ничего не болело. Вообще ничего. А как только закончил, так все и повылазило: аритмия, грыжа, желчный пузырь, операции и прочая чепуха»;

— «В 18 лет я попал в Ривер Плейт, и у меня было два варианта. Первый — стать успешным футболистом, а второй — вернуться в родное Руфино, работать железнодорожником, как мой отец, и всю жизнь провести именно там. Теперь вы понимаете мою мотивацию»;

— «Я жил во времена бедности в аргентинской провинции, и футбольный мяч считался роскошью. Но мой отец дружил с мясником и тот по знакомству давал нам для мячей коровью шкуру»;

«Мое появление в Ривер Плейт было знаком судьбы. Бывший легкоатлет, участник Олимпиады Эктор Берра был родом из нашего Руфино. Он как-то увидел, как я работаю в воротах, организовал товарищеский матч, посмотрел на меня в деле и порекомендовал в Ривер Плейт»;

— «От Руфино до Буэнос-Айреса — 430 километров. Казалось, что поезд едет целую вечность. Я приехал в клуб с рекомендательным письмом от Берры и больше у меня ничего не было. Ривер Плейт просматривал тогда 2 тысячи парней. Когда все закончилось, ко мне подошел кто-то из клуба и сказал: «Так, парень, иди скажи папе, что ты остаешься». Черт, но как я мог это сказать?! Я просто нашел какого-то мужчину, который звонил в Руфино и закричал в трубку: «Скажите Дону Мануэлю, что Амадео остается в Ривер Плейт, что его приняли!»;

«То, что я делал на футбольном поле, не было выпендрежем. Это был необходимый ресурс для решения задач. Выброс мяча одной рукой, появления за пределами штрафной, даже дриблинг со стороны вратаря должны были приносить пользу команде, а не дразнить соперника»;

«Да, я был пионером в плане вратарской игры. Я научился читать действия соперника, понимать, куда пойдет передача и перехватывать их. К счастью, никто и никогда не пытался переучить меня»;

— «Мне нравилось то, что соперники принимали меня таким, как я есть. Они принимали мой стиль игры и мою сущность с уважением»;

«Не надо придумывать мое влияние на штрафные Чилаверта. Я всего один раз за карьеру, было это уже в Колумбии, пытался забить со штрафного. Мой удар пришелся во вратаря и почти тут же прозвучал финальный свисток»;

— «Тренеры не разрешали мне бить пенальти. Я просил много раз, мол, если все решено, концовка матча и пенальти, то почему бы мне не ударить? Минелья (тренер Ривер Плейт — прим. Underdogs) не пускал к «точке», говорил, что это неуважение к вратарю соперника. Я очень хотел забить хоть раз за карьеру, но не сложилось»;

«Стал ли я первым вратарем в перчатках? В стране — точно да. Возможно, и на континенте. Но в Европе тогда играли в перчатках. Свою первую пару я получил от вратаря сборной Италии в 1957-м году. Я купил себе несколько пар, а на родине на меня смотрели, как на дурака. Чтобы никого не смущать, я заправил их за резинку штанов перед началом матча, а нацепил на руки только после свистка, когда на меня уже никто не обращал внимания»;



Понравился материал? Вы можете помочь проекту! Наш сайт существует на пожертвования пользователей и мы принимаем любую помощь от наших читателей.
Помочь проекту