Футбольная звезда французского гестапо

Александр Виллаплан

В истории сборной Франции по футболу было множество неординарных персонажей. Но один из ярких игроков в истории местного футбола превзошел всех остальных: это был удивительный по своему таланту исполнитель, преступник-рецидивист, ставший садистом-убийцей — Александр Виллаплан (Вильяплан).

***

Виллаплан стал для французского футбола уникальным футболистом, хотя бы в двух моментах:

— это первый капитан сборной Франции на чемпионатах мира (в 1930-м году);

— это первый уроженец Северной Африки, который сыграл за сборную Франции;

Александр выступал на позиции центрального полузащитника и выделялся среди партнеров свои характером и несгибаемой волей к победе. Именно поэтому он и был выбран капитаном национальной команды. В этом качестве он вывел сборную на первый для нее матч в истории чемпионатов мира.

Уроженец Алжира был настоящим кумиром французских болельщиков, которые души не чаяли в этом эмоциональном и неуступчивом игроке. А вот сам Виллаплан любил не только футбол…

***

В 1929-м году Александр не без скандала перебрался из Нима, где он был капитаном и лидером команды, в столичный Расинг Париж. Владелец Расинга хотел собрать суперкоманду и выигрывать чемпионат за чемпионатом, и банально перебил предложение Нима по зарплате.

Тогда во Франции не было профессиональных футбольных клубов, но некоторые игроки, в том числе и Виллаплан, получали очень серьезные деньги. Александр не скрывал своей страсти к целому ряду вещей: футболу, деньгами, скачкам и ресторанным посиделкам. В Париже с новой зарплатой у него все получалось на славу.

А там где ставки, деньги, звездный статус очень быстро появляется криминалитет. Виллаплан не был разборчив в своих знакомствах и связях и обзавелся дружками из криминального мира.

Во многом именно они повлияли на его дальнейшую судьбу.

Спустя 3 года во Франции узаконили профессиональный статус футбола. Это привело к бурному развитию всего, что связано с этой игрой: контракты, клубы, тотализатор, зарплаты и т.д.

Виллаплан быстро сменил Расинг на провинциальный ФК Антиб, который: а) находился между Ниццой и Каннами; б) платил больше, чем в Париже.

Переезд в Антиб стал закатом его карьеры. Виллаплан, двое его партнеров по команде и главный тренер были обвинены в организации договорных матчей. Пресса была уверена, что дело в связях Александра с местной мафией, которая с его помощью получала необходимые результаты, но все завершилось лишь тем, что Виллаплана выгнали из команды.

Экс-капитан сборной Франции откровенно потерял интерес к футболу, но Ницца решила дать ему шанс. В клубе очень быстро пожалели об этом — Виллаплан сутками где-то пропадал, не являлся на тренировки и просто не хотел играть. Его выгнали и из Ниццы, а последнюю попытку вернуться в футбол он совершил по просьбе своего бывшего тренера, шотландского специалиста Виктора Гибсона.

В свое время именно Гибсон разглядел в Виллаплане большой талант и стал ставить его в основу ФК Сете, когда парнишке было 17 лет. Но Александр достал своим отношением к делу даже Гибсона, который в нем души не чаял.

Спустя несколько месяцев его уволили из скромного Испано Бастидьенне, а менее чем через год Александр получил первый тюремный срок. Его обвинили в организации скачек с подставными результатами и упрятали за решетку.

***

Как вы понимаете, отсидка в тюрьме для такого человека как Александр Виллаплан не стала отправной точкой на пути к исправлению. До 1940-го года он перебивался мелкими аферами и помогал парижской мафии в ее работе на черном рынке.

После того, как Париж был захвачен нацистами, у Виллаплана полностью развязались руки. Он стал одним из «смотрящих» на черном рынке золота и не брезговал рекетом еврейских семей, угрожая сдать их гестапо.

Пока Виллаплан промышлял мелким шантажом и золото-валютными операциями, немцы создали на территории Франции Carlingue (Gestapo française de la rue Lauriston) — французское гестапо, где главными действующими лицами стали сами французы. Их главной задачей было развалить все попытки сопротивления изнутри, выявлять неблагонадежных граждан и расправляться с ними. Также в их функции входила зачистка по национальному признаку, то есть, находить и уничтожать евреев.

Желающих нашлось предостаточно, а костяк Carlingue составили криминальные элементы, которые преследовались при французской власти. Местный полицейский Пьер Бонни (осужденный ранее за коррупцию), а также два местных криминальных дельца Анри Ляфона (он же Генри Чемберлен) и Пьер Лутрель становятся ключевыми исполнителями в этой карательной организации.

Анри Ляфон

Ляфон и Лутрель получили полный карт-бланш на борьбу с французским сопротивлением. А по сути они развязали в Париже второй фронт — криминальный террор по своему усмотрению. Их банды в открытую грабили все, что считали интересным для себя, прикрываясь борьбой с местным сопротивлением. Проведя несколько эффективных и результативных спецопераций, они получили поддержку нацистов и те закрывали глаза на «некоторые шероховатости».

По руководством двух боссов мафии оказалось свыше 20-ти тысяч головорезов, которые расширили свою деятельность почти по всей стране.

Виллаплан очень быстро попал в обойму и курировал наполнение общака золотом и драгоценными камнями. Но жадность и паталогическое стремление к личному обогащению и тут сыграли с Александром злую шутку. Можете себе представить объемы воровства Виллапланом и его подручными, если в итоге нацисты выписали ордер на его арест. Виллаплан бежал в Тулузу, где получил документы на новое имя, но по возвращению в Париж его быстро нашли, задержали и сослали в концлагерь.

У части нацистов были большие сомнения на счет целесообразности сотрудничества с парижским криминалитетом. Образованные и манерные немецкие офицеры не хотели иметь ничего общего с Анри Ляфоном — безграмотным гангстером непонятного происхождения, который считал себя ровней самопровозглашенным арийцам.

Но напор Ляфона, эффективность его действий и поддержка части RSHA (управление имперской безопасности в Германии) дали ему большое влияние и полномочия. Он лично прибыл к высшему офицерскому составу нацистов в Париже и организовал освобождение Александра Виллаплана из концлагеря.

***

Банда воссоединилась и несколько лет плодотворно работала на нацистов и собственные карманы. Они продолжили выслеживать евреев, участников сопротивления и просто всех тех, у кого было что отнять. Но перелом на фронте дал шанс французскому сопротивлению поднять голову.

Когда у немцев стали намечаться проблемы с французским подпольем, они начали действовать более жестоко. Нацисты создали печально известную BNA (Brigade Nord Africain — настоящие эскадроны смерти, основу которых составили выходцы из Северной Африки, получившие возможность поквитаться с ненавистными им французами).

Одним из подразделений BNA стал командовать бывший капитан сборной Франции по футболу Александр Виллаплан. После освобождения из концлагеря его формально сослали шоферить у Пьера Бонни, но в действительности он продолжил работу с золотом. А тут такой поворот…

Виллаплану досталось одно из самых жестоких и беспощадных подразделений. Его отряд получил прозвище СС Мохаммед (думаю, что нет необходимости объяснять почему). Самому Александру присвоили звание лейтенанта СС.

 

Экс-любимец французских болельщиков лично возглавлял карательные операции и расстрелы. Его СС Мохаммед не брал пленных, а массовые расстрелы стали для них нормой и обыденностью.

Целый ряд французских источников описывают зверства, которые творил Виллаплан и его подручные. Английское издание The Guardian в качестве источника ссылается на книгу Филиппа Азиза, который в подробностях описывает пытки и расстрелы эскадрона смерти под предводительством Виллаплана.

Отряд Александра называли еще более жестоким, чем все, что видели французы от немцев. Виллаплан никак не мог утолить свою жажду золота и лично осматривал расстрелянных в поисках цепочек, украшений и т.д.

Трудно сказать, был ли Виллаплан самым умным из всей этой банды, но он был единственным, кто пытался спасти свою шкуру по мере падения немецкого режима во Франции. Когда стало понятно, что нацисты терпят крах по всем фронтам, он принялся играть и на вторую сторону. Алекс в присутствии свидетелей начал демонстративно даровать жизни тем французам, которых должен был расстрелять. Он старался появляться со своей псевдо гуманитарной миссией в разных местах, чтобы запомниться потенциальным свидетелям на судебном процессе.

Пьер Бонни

Когда Париж перешел к законной французской власти, Виллаплан планировал: а) сбежать; б) в случаи поимки избежать наказания, взывая к своему человеколюбию и спасению жизней соотечественников.

Сбежать не удалось — союзные войска при помощи бойцов сопротивления выследили и арестовали почти всю верхушку французского гестапо. Французы отказались от расстрела без суда и следствия, отправив всех под трибунал.

На суде Виллаплан устроил представление, пытаясь доказать, что он ни в чем не виноват. Прокурор по его делу даже написал статью по этой теме, назвав Александра «прирожденным мошенником, который организовал шоу для своего спасения». Но кроме свидетелей Виллаплана были и те, кто видел его зверства. Прокурорам удалось доказать участие Алекса в 10-ти убийствах мирных жителей, хотя обвиняли его в сотнях смертей.

В начале декабря 1944-го года французский суд приговорил 8 руководителей Carlingue к смертной казни.

26 декабря экс-игрок олимпийской сборной Франции, бывший капитан национальной сборной Франции, некогда один из самых обожаемых футболистов в стране был расстрелян. Вместо с ним были казнены Пьер Бонни и Анри Ляфон.

Их третий подельник Пьер Лутрель скрылся от правосудия, но ненадолго. Он подался на Лазурный берег, где совершил несколько ограблений и убийств. В ноябре 1946-го года Лутрель был смертельно ранен во время ограбления ювелирного магазина в Париже. Три дня французские врачи боролись за его жизнь, не зная, с кем имеют дело. После того, как он, вроде бы, пошел на поправку, сообщники Пьера выкрали его из больницы, но на следующий день гангстер скончался.

***

В составе национальной сборной Франции Александр Виллаплан провел 25 матчей. Он мог войти в историю французского футбола как один из первых ярких игроков. Как лидер, капитан и душа команды. Но «добился» куда большего — вошел в историю французского общества. Как садист, убийца и коллаборант.



Понравился материал? Вы можете помочь проекту! Наш сайт существует на пожертвования пользователей и мы принимаем любую помощь от наших читателей.
Помочь проекту