Как кризис среднего возраста легенды бейсбола привел к исчезновению итальянского клуба (часть 2)

0
709

ЧАСТЬ 1

Алисия Пьяцца начала работать в модельном бизнесе еще тинейджером. В октябре 1995-го она стала мисс месяца в Playboу, получила роль в сериале «Cпасатели Малибу», работала в шоу «Верная цена». Выйдя замуж за Майка и став домохозяйкой, Алисия получила диплом психолога. Но большинство свободного времени она уделяла трем детям.

А теперь неожиданно заняла должность президента Реджаны.

Главной целью Алисии стало уменьшение затрат – для нее это было личным. Каждый вложенный в клуб цент был частью семейного капитала. Футболисты теперь сами стирали свою форму («Мне кажется, она не знала, что в Италии не у каждого есть стиральная машина», – говорит Кондратенко). Алисия писала гневные письма, называя уволенных сотрудников аферистами, обманщиками и лжецами. Одно из этих писем, бывшему спортивному директору, она мне показала – оно заканчивается фразой «Пошел на хрен, неудачник».

«Я была сукой, – признает жена Майка. – Плохим парнем. Я уверена, что у меня много врагов. Знаю, вы слышали обо мне много плохо. Но мне плевать. Я сорвала лживые маски со стольких лиц».

В январе Пьяцца выставили на продажу дом в Майами Бич за 18,5 миллионов евро. Накануне столетия Реджаны она договорилась с подругой из Пармы – той самой, что сравнила Реджо-нель-Эмилию с Питтсбургом – разработать линию ювелирных изделий в честь юбилея. Все работники клуба принимали участие в выборе дизайна. «Я и представить не могла, чем все закончится. Они ведь выпускали украшения!» – говорит Кондратенко. Алисия втянулась в дело и теперь думала не только об экономии. Команде отремонтировали раздевалку, положили новую плитку, добавили еще один туалет.

Целью на второй сезон был выход в Серию В. Из Венеции пришел новый спортивный директор – американец Тед Филипакос. Он поработал над усилением состава и пригласил нового тренера из Греции, договорившись с ним об условиях контракта. Тренер прилетел со своим помощниками, готовый подписать контракт и начинать работать. Но тут заговорила Пьяцца. Алисия предложила тренеру и его штабу 15 тысяч евро – намного меньше, чем обещал Филипакос. Услышав протесты, она уменьшила сумму вдвое – до семи с половиной тысяч. Тренер вернулся в Афины.

***

Назначив жену вице-президентом, Майк немного отошел в сторону. Алисия в роли «первой леди Реджаны» стала своего рода медиа-сенсацией. Она раздавала интервью в своем офисе, отвечала на вопросы журналистов, если те замечали ее в ресторанах. «Алисия всегда считада, что Реджана – крестьянская команда в крестьянском городе, – рассказывает Кондратенко. – По ее мнению, люди вокруг были низкого сорта. Но каким-то образом ей удалось их впечатлить. У нее ведь есть деньги, она из США, у нее сумки Chanel и Gucci».

«Я знала, что со стадионом что-то пойдет не так, – говорит Алисия. – Было такое чувство. Мне казалось, что это заговор».

Когда Реджана поднялась в Серию А в 1993-м году, клуб и городские власти сошлись во мнении, что в Реджо-нель-Эмилии должен быть стадион, достойный высшей лиги. Местные жители оказали огромную помощь, приобретя абонементы на несколько сезонов вперед. Но в Серии А Реджана продержалась всего два сезона. Клуб обанкротился. Владельцем стадиона стал муниципалитет, и мэр выставил его на аукцион. По дешевке его приобрел миллиардер Джорджо Сквинци.

Сквинци – глава MAPEI, конгломерата, торгующего красками и клеями. Ему принадлежит Сассуоло – команда Серии А, которая проводит домашние матчи в Реджо-нель-Эмилии, на стадионе, построенной Реджаной. Теперь он носит имя компании Сквинци. Реджана тоже играла на нем, но клуб платил аренду. Алисия утверждает, что плата выросла в двое, когда стало известно, что Майк купит Реджану. Об этом она хотела поговорить в интервью популярному журналу Sportweek.

Представитель Sportweek Андреа Монти, выслушав Пьяццу, сказал ей: «Реджо – странный город. Им управляют политики. Тут много денег, но все контролирует Сквинци. Однако мне кажется, что вы, дорогая, сможете с ним потягаться».

После этого разговора Алисия поклялась, что «не даст Сквинци ни единого гребаного цента». «Но все обставили так, будто я потопила компанию», – говорит она.

Восьмого марта Майк Пьяцца созвал пресс-конференцию, чтобы сделать заявление по поводу долгов перед MAPEI. «Это был худший день в моей жизни», – рассказывает Кондратенко, которая снимала видео выступления Пьяццы. Майк сидел за столом, Алисия справа, переводчик слева. На экране перед его микрофоном то и дело появлялась реклама вина Riunite и пармезана. «Мы инвестировали в это общества, – начал Пьяцца. – Я перевез сюда семью. Мои дети здесь, мы часть этого общества». Он сильно ударил кулаком по столу: «И мы заслуживаем уважения!».

Пьяцца говорил по-английски, но жесты выдавали его итальянские корни.

«Мы не позволим, чтобы мультимиллиардеры ПОМЫКАЛИ нам. Стадион был построен для этой команды, – Пьяцца трижы ткнул указательным пальцем в стол. – Этими ЛЮДЬМИ». Марк почти кричал: «Мы по-дружески пытались говориться с мэром, мистером Сквинци, Сассуоло, MAPEI, – удар кулаком по столу. – И не получили НИЧЕГО». Рука рассекает воздух, словно каратист наносит удар. «НИЧЕГО! Меня это достало. Достало, что Реджану ни во что не ставят. Я расстроен и я…». Глубокий вдох. «Б***ь, очень зол!». Пьяцца откинулся в кресле и дал слово переводчику. Лицо Алисии не выражало никаких эмоций.

Монолог Майка продолжался более десяти минут. Он заявил, что всему есть предел. Если арендная плата не будет уменьшена до среднего для Серии С показателя, он уйдет.

«Возможно, это был первый шаг, начало подготовки к уходу», – говорит журналист Gazzetta Делла Порта.

На протяжении какого-то периода, осенью 2017-го, Алисия покинула Италию. Она отправилась в Майами, готовить дом к продаже. Игра команды сразу же улучшилась – болельщики уверены, что это не совпадение. Реджана выдала две беспроигрышные серии по восемь матчей и с 15-го места поднялась в группу лидеров, сражаясь за автоматическое повышение в классе. Майк оставался в Италии и проводил с футболистами личные беседы.

«Мы знали, что он был классным спортсменом, много выиграл, – говорит Женевье. – Он не знал языка. Общался с нами через переводчика. Но был очень позитивным. Парни радовались после каждой его речь. Таких президентов действительно любят».

Так как греческого тренера подписать не удалось, пришлось импровизировать. Официально у команды был один тренер – с лицензией, но без опыта. На самом деле руководили два тренера из молодежных команды, у которых не было лицензий.

И это работало. Майк присутствовал на выездных победах над Сантаркандело и Альбинолеффе. Перед стартовым свистком он пожимал руки ультрас и говорил с командой в раздевалке. Он очень внимательно следил за происходящим.

«Когда мяч оказывался в сетке, мне казалось, что я снова играю, – говорит Пьяцца. – Я никогда не употреблял кокаин, мет и наркотики вообще. Но мне казалось, что у меня приход».

Реджана финишировала четвертой. Это давало право сыграть в плей-офф за выход в Серию В. В четвертьфинале Реджане попалась Сиена, серьезный соперник. Дома команда Пьяццы победила 2:1. В ответном матче до самого конца удерживался счет 1:0 в пользу Сиены. В случае равенства Сиена шла дальше – она сыграла лучше в регулярном чемпионате. Но на первой компенсированной минуте Реджана забила. Пьяцца чуть не упал со своего сидения в ложе.

«Майк очень переживал, – рассказывает Филипакос. – Конечно, от результатов зависели его деньги. Но его волновало не только это. Он болел за команду, был очень вовлечен во все происходящее. Когда мы забили на последней минуте, он просто взорвался от эмоций».

То что произошло дальше, мэр Реджо-нель-Эмилии Лука Веччи назвал несправедливостью. На шестой добавленной минуте пошла подача в штрафную Реджаны. Один из игроков Сиены толкнул защитника, но арбитр зафиксировал игру рукой. На 109-й минуте Сиена забила с пенальти. Реджана проиграла. Никакого повышения в классе. Ультрас в бешенстве рванули на поле. Побежал даже мэр.

«Это было ужасно, – вспоминает капитан Женевье. – Никогда такого не видел. Я сыграл более 300 матчей в Италии, и это была худшая».

На следующий день Пьяцца сделал заявление на официальном сайте Реджаны:

«Вчера вечером я не мог прокомментировать произошедшее, потому что должен был поехать домой с детьми. Очень жаль, что они стали свидетелями проявления коррупции и некомпетентности. Я жутко зол. Мне невероятно жаль наших болельщиков, они такого не заслуживают. Очень грустный день для Италии и итальянского футбола. Никогда не пойму, для чего грязным подлецам уродовать красивую игру. Меня тошнит».

***

Через два дня после поражения от Сиены Пьяцца справился с эмоциями и пришел в себя. Майк и Алисия организовали прием, посвященный окончанию сезона, на маленьком старом стадионе около центра города. Ультрас, конечно же, пришли. Файеры, флаги, дым – все, как два года назад. Футболисты вышли на поле в форме, Женевье держал за руку маленького сына. Пьяцца стояли перед ними. Первым заговорил Майк.

«Я хочу поблагодарить первую леди». Фаны начали скандировать имя Алисии. «Я хочу сказать вам, что она проделала огромную работу. Единственная причина, по которой мы сейчас тут, вспоминаем этот прекрасный сезон, – Алисия. Она убедила меня продолжать. Так что мы все должны быть ей благодарны. Grazie!».

Майк поцеловал жену. Ультрас продолжали скандировать ее имя. Девушка вышла на поле и подарила Алисии букет белых цветов.

«Это парни надрывали задницы, – продолжил Майк, повернувшись к игрокам. – Они показали страсть и решительность. Жаль, что все так закончилось. Но это не отменяет того, что они искренне любят свое дело».

Пьяцца поднял кулаки над головой. «Я приветствую эту команду. Господь вас храни. Наслаждайтесь летом! Молодцы».

Все покидали стадион, думая, что цель достигнута. Команда прогрессирует, Пьяцца остается владельцем.

«Мы спасли корабль, – считает Филипакос. – Если бы не абсурдное решение арбитра, мы бы играли в Серии В. Но мы должны были продолжить борьбу. Лидеры остались. У всех игроков основы были действующие контракты. Мы бы снова были среди фаворитов на повышение».

Встреча состоялась пятого июня. Майк полетел в Нью-Йорк, его пригласили открыть матч Метс и Янкис. Алисия осталась в Италии. Восьмого июня, в пятницу, она пригласила работников клуба на ланч в кафе. Все прошло в непринужденной обстановке, было выпито несколько бутылок вина. Алисия сказала, что все отправляются в отпуск, поскольку сезон завершен.

В понедельник дверь в главный офис была закрыта на замок, как и ворота на парковку. Пьяцца исчезла. Футболисты не знали, что делать. Искать новый клуб? Кондратенко утверждает, что работники не были в курсе, куда делась Алисия. Улетела в США?

«Я проснулась и увидела тысячи сообщений. Все хотели знать, что происходит, – вспоминает она. – Я даже кофе выпить не могла: мне постоянно писали и звонили».

13-го июня на сайте клуба Майк Пьяцца сообщил, что выставляет клуб на продажу. Алисия также сделала заявление: «К сожалению, против Реджаны идет спланированная атака с тех пор, как пришел Майк… Подозрительное поражение от Сиены стало последней каплей. Мы щедрые, но не сумасшедшие».

Спустя неделю Пьяцца вернулись в Реджо-нель-Эмилию, их заметили в офисе клуба. Более ста ультрас пришли под здание, требуя ответов. Карабинеры обеспечивали безопасность американцев. Им советовали выйти через черный ход, но Майк решил увидеться с фанами. Его убедили, что тифози теперь настроены агрессивно и недружелюбно. Пьяцца с женой уехали домой незамеченными, под присмотром полиции.

***

Попивая вино в своем доме в Майками, Пьяцца говорят, что такой конец был неизбежен. Клуб шел на дно, когда они его купили. Они вложили достаточно денег, чтобы удерживать его на плаву два сезона, а затем случился матч с Сиеной.

«С нас было достаточно! – кричит Алисия. – А нам предлагали остаться еще на год и спустить очередные четыре миллиона евро. Чьи это деньги? Наши! Мы теряем их, а не болельщики. И мы приняли яд, фигурально выражаясь. Ромео и Джульетта убили себя, чтобы не быть убитыми».

Пьяцца и их итальянские юристы пытались продать клуб группе бизнесменов из Реджо-нель-Эмилии. Но закрыть сделку до дэдлайна заявки на Серию С не успели, и местные предприниматели решили создать новую команду. Реджо Аудаче играет в Серии D, в составе – любители и профессионалы, которые играют не ради денег. Президент нового клуба говорит, что дружит с Пьяцца. Пытается добиться возвращения названия Реджана. Пьяцца обещают вернуть его, как только уладятся бюрократические формальности.

На площади, где выступал Пьяцца, установлен маленький знак – сто лет назад тут была основана Реджана. Вокруг площади – рестораны и магазины, среди которых официальный магазин Реджаны. Он до сих пор принадлежит Пьяцце. В августе там еще продавались футболки, хотя команды уже нет. На одной из них принт с надписью «C’mon!» – цитата Майка. А вот постер с фотографией Пьяццы, еще в его бытность бейсболистом, сняли. Его тут никто не хочет видеть.

«Возможно, все могло сложиться иначе, – говорит Майк. – Будь у меня шанс вернуться в прошлое, я бы не сорил деньгами. Я бы доверился своим людям. Но на ошибках учатся! Я ни о чем не жалею».

Пьяцца вернулись в Италию в конце августа. «Меня это очень удивило, – говорит журналист из Реджо-нель-Эмилии Марко Реньяни. – Их тут ненавидят». Семья арендовала туже виллу за городом. Позже они переехали ближе к Парме, где их дети ходят в школу.

Майк настаивает, что он не обанкротил Реджану. Они с Алисией обеспечили «мягкое приземление». Они помогли случиться тому, что и так случилось бы. Но это не их вина, что клуб со столетней историей исчез.

Это было в августе. В декабре Пьяцца потребовали у суда объявить Реджану банкротом.

Осенью Майк начал постить фотографии, на которых он снова играет в гольф.

В нашем последнем разговоре, он так неохотно затрагивал тему Реджаны, что я понял – это закрытая глава. Мы обсуждали Трампа, то, как американцам живется в Европе. Говорили от Метс. Майк рассказал, что начал следить за регби и Формулой-1. Смотреть итальянский футбол ему больше не нравится, даже Серию А. «Возможно, мне сделали слишком больно», – говорит Пьяцца.

Текст Роберта Эндрю Пауэлла, The Athletic



Понравился материал? Вы можете помочь проекту! Наш сайт существует на пожертвования пользователей и мы принимаем любую помощь от наших читателей.
Помочь проекту