Как кризис среднего возраста легенды бейсбола привел к исчезновению итальянского клуба (часть 1)

0
948

В Реджо-нель-Эмилии Майка Пьяццу встречали, как героя.

Был июнь 2016-го. В городе все помнят точную дату. Пьяцца только что купил контрольный пакет акций Реджаны 1999, местного футбольного клуба. Мало кто из местных жителей слышал о Майке. Еще меньше были в курсе, какой величиной он является в мире бейсбола. «Когда я узнал, что он — новый владелец, то купил его автобиографию, – рассказывает журналист La Gazzetta di Reggio Якопо Делла Порта. – Думаю, я единственный в городе, кто прочитал ее».

Очевидно, что Пьяцца был богат. Американское гражданство добавляло ему шарма. Но, в первую очередь, болельщиков воодушевил план Майка – он обещал вернуть Реджану в Серию А. Услышав такое, несколько тысяч фанов пришли на центральную площадь Реджо-нель-Эмилии, чтобы увидеть Пьяццу лично.

С начала XXI века Реджана играла в Серии С, третьем дивизионе. Для клуба, в истории которого были славные деньки – в 1996-м, в Серии А, команду тренировал Карло Анчелотти – такой затяжной спад был неудачей, даже позором. Пьяцца с помощью переводчика заявил, что с финансами теперь все в порядке. Он говорил, что останется в Италии надолго – будет вкладываться в развитие города и приведет Реджану к успеху. Он обращался к толпе, а вокруг дымились и горели файеры, развевались темно-бордовые фланги и летели в воздух шарфы. Тифози пели и пытались подобраться поближе, чтобы пожать Майку руку. «Dai c’andom! – кричал Пьяцца. – Вперед!».

Прошло два года. Реджаны больше нет. Клуб обанкротился.

Нынешний сезон должен был стать сотым в истории Реджаны. Но теперь в городе другая команда. Ею владеет не Пьяцца, выступает она в Серии D, на полупрофессиональном уровне. Мэр Реджо-нель-Эмилии обвиняет Майка в том, что он «не уважает» город. Ультрас, которые поддерживали Пьяццу, желают ему смерти, расписывая стены офиса нового клуба.

Прошлым летом Пьяцца со своей семьей так внезапно покинул город, что потрясены были не только болельщики, но и работники клуба. «Они просто исчезли», – говорит Соня Кодратенко, американка, которая вели соцсети Реджаны.

Пьяцца рассчитывал, что в его жизни начинается новая романтическая глава. Он действительно верил, что проведет в Италии тридцать лет, управляя Реджаной, а потом передаст клуб детям. А вот жена Пьяццы Алиcия, которая никогда не хотела, чтобы он покупал футбольный клуб и получила контроль над Реджаной после первого провального сезона, допускала другой исход. После пламенного выступления Майка на площади, она сказала мужу: «Либо это будет сказка, либо жуткая неудача».

Реджо-нель-Эмилия – маленький городок в часе езды на поезде к югу от Милана. Он расположен в итальянской «Долине еды», вместе с Пармой, Болоньей и Моденой, известен тыквенными тортеллини и сыром пармезан. Трехцветный флаг Италии впервые поднялся над городом в 1797-м, с историей его основания можно ознакомиться в музее в центре старого города. Недалеко от новой железнодорожной станции расположен офис модного дома Max Mara. У местных жителей хорошее образование, Реджо-нель-Эмилия славится прогрессивными методами обучения. А еще здесь живут состоятельные люди, пусть и не щеголяют этим. «Мы работаем», – так один из местных описал то, как жители Реджо-нель-Эмилии видят себя.

На протяжении двух лет Пьяцца жил на арендованной вилле за городом. Летом с семьей улетал в Южную Флориду. Я отправился к нему на интервью в августе, в один из шикарных домов, расположенных на Сансет Айленд II, совсем рядом с Майами Бич.

«Трагедия. Как в опере», – говорит Пьяцца о своей футбольной команде.

«Чертов ад», – добавляет Алисия.

Закончив карьеру, Майк вел неторопливую жизнь бывшего спортсмена в Флориде. Они с Алисией посещали галереи, проводили благотворительные вечера, курили сигары и играли в гольф с Марио Лемье, Майклом Джорданом и Джеймсом Паллоттой, президентом Ромы.

«Думаю, мы поняли, что пора действовать, когда меланхолия стала накрывать на с головой, – рассказывает Пьяцца. – Я хотел заняться чем-то другим. Чем-то интересным, креативным».

Недавно Майку исполнилось 50. Его лучшие годы прошли на полях NASL. Пьяцца вырос в Пенсильвании, болел за команду по американскому футболу Филадельфия Фьюри и Филадельфию Фивер, команду по шоуболу (разновидность футбола, матчи проходят в адаптированной хоккейной коробке на искусственном покрытии). Закончив с бейсболом, он стал уделять футболу намного больше времени. В 2012-м Пьяцца был в Генуе, когда сборная США впервые победила Италию. С другом он летал на чемпионат мира в Бразилии. Ему нравилось, что, в отличие от бейсбола, футбол является глобальным спортом – его смотрят в каждой стране, в него играют по всему миру. Он пришел к мысли, что стать владельцем футбольное команды – отличная идея.

«Я уже закончил карьеру, когда родилась моя вторая дочь. Я обожаю детей, они – самое главное в моей жизни. Но иногда я думал: «От моих хоумранов сходили с ума десятки тысяч людей на стадионах, а теперь у меня пальцы измазаны дерьмом, потому я меняю подгузники». Ничто после ухода из спорта уже не подарит тебе такие эмоции. Я смирился с этим. Но подумал: возможно, футбольная команда – этой мой шанс».

Первым вариантом был Эвертон. Пьяцца полетел в Лондон, на поезде доехал до Ливерпуля, впервые увидел город. Но подсчеты показали, что Ириски ему не по карману. Майк присматривался к Рэдингу и Лидсу («Странно, но Лидс всегда мне нравился»). Встречался с президентом мексиканской Лиги, обсуждая возможность приобретения Монаркас Морелия («Это было бы безумие»). Обратил внимание на Италию – оказалось, что она подходит лучше всего.

В Италию можно было переехать. Родственники Майка по матери – с Сицилии. Он не был там около двадцати лет, но, вернувшись, почувствовал себя итальянцам. Пьяцце нравилась еда и вино, ему нравились люди. И их отношение к футболу.

«Мне кажется, итальянские футбольные клубы – самый недооцененный актив в мире», – говорит владелец Венеции американец Джо Такопина, который в 2011-м был среди покупателей Ромы. «Рому знают во всем мире. А мы заплатили всего 110 миллионов евро. За целый клуб! Один хороший полузащитник стоит таких денег!».

Пьяцца хотел купить Парму, которая как раз стала банкротом и стояла на вылет в Серии А. Но у Крестоносцев оказалось слишком много долгов. Реджана была более привлекательным вариантом. Несмотря на то, что команда играла в Серии С, болельщики покупали абонементы и заполняли стадион. На этой же арене свои матчи проводил Сассуоло из Серии А. Реджану можно было купить дешево и развивать.

У Алисии, которая списывает желание владеть клубом на «кризис среднего возраста», своя версия.

«Кто, б***ь, когда-нибудь слышал о Реджо-нель-Эмилии? Это не Венеция, не Рим». Моя подруга, узнав, что мы купили Реджану, сказала: «Это все равно, что купить Питтсбург! Не Нью-Йорк Янкис, не Метс, не Доджерс. Гребаный Питсбург! За десять миллионов евро!».

«Приехать в Италию и делать бизнес в итальянском футболе – нелегко для американцев, – считает Гаэль Женевье, капитан Реджаны. – Это для них джунгли. Для богачей ситуация еще хуже. У Майка было много денег, американский паспорт и никакого понимания местного футбола. Поэтому возникло столько проблем».

Вскоре после покупки Реджаны, Пьяцца начал работать над узнаваемостью команды. Он подарил футболку Джимми Киммелу в прямом эфире его шоу. The New York Reporter отправили в Италию корреспондента, чтобы сделать материал о Реджане. В подкасте Planet Fútbol от Sports Illustrated Пьяцца говорил о финансовом плане, рынковой стратегии и долгосрочном развитии.

«У меня была встреча с работниками. Я сказал: «Если не верите, что через пять лет мы будем в Серии А, я прошу вас уйти прямо сейчас».

Оказалось, в Италии все работает не так. Пьяцца мог уволить хоть всех, но ему приходилось продолжать платить. Количество людей на контракте стремительно возросло. Спортивный директор Реджаны получал больше, чем спортивный директор Лацио, и его зарплата оставалась неизменной на протяжении трех следующих лет, что бы ни случилось. Контракты футболистов были слишком щедрыми для третьего дивизиона. «Мы получали больше, чем в клубах Серии B», – рассказывает Женевье. Пьяцца платил и переплачивал.

За год до того, как Майк приобрел Реджану, команда финишировала на седьмом месте. Расходы составляли примерно 500 тысяч евро за сезон. В первом сезоне при Пьяцце команда стала пятой, но владелец тратил более шести миллионов.

«Мы не поверили своим ушам, когда услышали цифру, – вспоминает Алисия. – Я посмотрела на Майка и сказал: «Какого х** ты натворил?».

Пьяцца решил сменить руководство. Он разорвал отношения с партнером, итальянцем, которого знал по Майами. Майк искал кого-то, кто сможет защитить его интересы, и выбор был, мягко говоря, небольшим.

«Оказалось, что я могу доверять только жене. Я попросил ее помочь. Сказал, что не знаю, как быть».

Алисия стала управлять Реджаной. И ситуация изменилась.

***

Текст Роберта Эндрю Пауэлла, The Athletic

Продолжение следует



Понравился материал? Вы можете помочь проекту! Наш сайт существует на пожертвования пользователей и мы принимаем любую помощь от наших читателей.
Помочь проекту