Старая вражда не ржавеет

0
498
Джим Лейтон и Алекс Фергюсон, BBC

«Мы, футболисты и второй тренер Арчи Нокс, часто общаемся между собой и для этого создали группу в WhatsApp. Если в эту группу добавится он, я сразу же удалюсь. И не только я один».

«Футболисты» – игроки «Абердина» 1980-х, которые писали самые великие страницы этого клуба: три чемпионских звания, четыре Кубка Шотландии, Кубок Лиги и победа в финале Кубка обладателей кубков над «Реалом».

«Я» – вратарь Джим Лейтон, сыгравший более трёхсот матчей за «Абердин», около ста – за сборную Шотландии, а также два сезона отстоявший в воротах «Манчестер Юнайтед».

«Он» – менеджер того «Абердина», а также МЮ сэр Алекс Фергюсон.

Дело в том, что Лейтон уже более четверти века не разговаривает с Ферги. Он отдаёт должное футбольным знаниям сэра Алекса, но считает, что «в искусстве общения с людьми» легендарный менеджер далеко «не так идеален», как многим кажется.

фото АР

Лейтон таит обиду на Фергюсона уже 28 лет. Тогда, в мае 1990 года, «Манчестер Юнайтед» играл в финале Кубка Англии с «Кристал Пэлас». Это был важнейший матч для Ферги. Он работал с МЮ с осени 1986 года, руководство клуба щедро поддерживало его на трансферном рынке, однако отсутствие успехов и, самое главное, трофеев означало, что неудача ещё и в финале Кубка могла привести к увольнению. И сам Фергюсон, и тогдашний глава клуба Мартин Эдвардс не раз опровергали информацию, будто шотландец был на грани увольнения, но были более чем веские основания предполагать именно такое развитие событий.

В конце концов результаты команды говорили сами за себя: за четыре сезона работы Ферги МЮ только в 1988 году стал вице-чемпионом, а всё остальное время болтался за пределами первой десятки (дважды 11-е место и наконец 13-е в 1990-м). Болельщики, мягко говоря, были недовольны.

Финал с «Кристал Пэлас» завершился вничью 3:3, причём Лейтон сыграл не лучшим образом в двух пропущенных голах, особенно в эпизоде, когда Иан Райт в начале овертайма вывел «Орлов» вперёд. Марк Хьюз спас МЮ от ещё одного унижения за семь минут до конца матча, и в те времена ничья после 120-ти минут финала Кубка Англии означала не серию пенальти, а переигровку через пять дней.

Перед вторым матчем в составе команды Фергюсон сделал всего лишь одну замену. Он убрал из ворот Лейтона, отдав предпочтение запасному вратарю Лесу Сили, который вообще тогда не принадлежал МЮ, а был арендован в декабре у «Лутона». МЮ победил 1:0, а Джим тяжело перенёс решение тренера, даже не став выслушивать объяснения человека, «которого я по ошибке считал своим другом». Он отказался от медали за победу в финале, а его супруга Линда, по словам Фергюсона, при всех оскорбила менеджера неприличным жестом, после чего демонстративно повернулась к нему спиной. Лейтон в автобиографии, вышедшей в 2000 году, защищает жену, прямо обвиняя Ферги в том, что тот просто придумал этот факт.

«Я никогда не откажусь пожать ему руку, но говорить нам не о чём», – писал в той же книге Лейтон.

Разумеется, после этого не могло быть и речи о том, чтобы Лейтон остался в МЮ. В следующем сезоне он отправился в аренду сначала в «Арсенал», затем в «Рединг», после чего вообще вернулся в Шотландию, подписав контракт с «Данди».

Сили, разумеется, не потянул статус основного вратаря МЮ, но вскоре на «Олд Траффорд» появился Петер Шмейхель, сумевший стать одним из культовых героев команды и по праву считавшийся одним из лучших вратарей в мире в девяностые.

фото АР

Некоторые старые товарищи по «Абердину», по словам Лейтона, поддерживают его не только из чувства солидарности, а потому что у них есть своя история взаимоотношений с Фергюсоном.

В мае 1983 года, спустя десять дней после победы «Донс» в Гётеборге над «Реалом», эта команда снова играла в финале – теперь уже в Кубке Шотландии. «Абердин» завоевал ещё один трофей благодаря голу, забитому в ворота «Рейнджерс» в овертайме, но после матча Ферги перед телекамерами разгромил игру своей команды, запретив игрокам в раздевалке откупоривать шампанское. «Этот матч для нас выиграли вратарь Лейтон и центральные защитники Алекс Маклиш и Вилли Миллер», – передаёт свои тогдашние слова Фергюсон в автобиографии, вышедшей в том же 2000 году. Лейтон же утверждает, что тренер на самом деле и к нему имел претензии, заявив, что вратарь «играл за «Рейнджерс»».

На следующее утро сэр Алекс извинился перед игроками, но Лейтон считает, что уже было поздно, и Фергюсон «потерял уважение команды».

Если и так, то это не помешало Джиму в 1988 году присоединится в МЮ к Ферги и своему товарищу по «Абердину» Гордону Стракану. Однако на «Олд Траффорд» карьера Лейтона, которого сэр Алекс всегда считал синонимом самоотверженности и даже героизма на линии ворот, откровенно не заладилась. Это признаёт и сам вратарь, вспоминая частые крики с трибун: «Вали, ***, в Шотландию!»

Фергюсон, впрочем, продолжал безоговорочно доверять вратарю, который за два сезона во всех турнирах сыграл в 93-х матчах из 97-ми. Но ошибки накапливались, пока, как пишет сэр Алекс, тренер не увидел в раздевалке после финала с «Пэлас» «совершенно разбитого» и «побеждённого» Лейтона. Арчи Нокс, помощник Ферги, был категорически против, но менеджер принял решение и не стал его менять: у тренеров не может быть друзей, когда речь идёт об интересах команды и о результате.

МЮ выиграл переигровку финала, год спустя обыграл «Барселону» в финале Кубка кубков, ещё через год завоевал первое чемпионское звание с 1967-го. И так далее вплоть до 2013 года, когда САФ ушёл на заслуженный отдых. Лейтон защищал ворота сборной Шотландии на ЧМ-1998, когда ему было почти сорок лет, а перчатки повесил на гвоздь только два года спустя. В его карьере хватало взлётов и падений, но события мая 1990 года не дают ему покоя до сих пор.

В похожей ситуации, кстати, после финала Кубка чемпионов 1979 года, в котором «Ноттингем» обыграл шведский «Мальмё», оказался Брайан Клаф. Он не поставил на игру Арчи Геммилла, который много лет играл в командах, которые тренировал Клаф, и был одним из любимых игроков тренера. Но в первом полуфинале с «Кёльном» шотландский полузащитник получил травму и, хотя он успел провести на поле полчаса за неделю до решающего матча в Мюнхене и тренировался вместе со всеми, Клаф решил, что игрок не искренен, когда говорит, что травма ему не мешает.

Геммилл, как и Лейтон, очень плохо принял это решение. Чуть ли не лез с кулаками перед финалом, швырял медаль после матча в раздевалке и ушёл летом в «Бирмингем». Когда полгода спустя Клаф попытался вернуть Арчи, тот ответил отказом в очень грубой форме. Но завершив карьеру и став тренером, Геммилл посмотрел на ситуацию с другой стороны, глазами Клафа, и многое понял. Он не простил тренера до конца, но он отработал в его тренерском штабе несколько лет.

Однако в некоторых случаях старая вражда не ржавеет.



Понравился материал? Вы можете помочь проекту! Наш сайт существует на пожертвования пользователей и мы принимаем любую помощь от наших читателей.
Помочь проекту